2018-12-05T17:34:10+03:00

Тамбовского летчика, разбившегося под Москвой, похоронили только через девять месяцев

Жена и дочь Валерия Губанова рассказали, с какими трудностями пришлось столкнуться их семье
Жена и дочь погибшего летчикаЖена и дочь погибшего летчика
Изменить размер текста:

Авиакатастрофа, произошедшая 11 февраля 2018 года в Раменском районе Подмосковья, унесла жизни 71 человека. Самолет Ан -148 «Саратовских авиалиний», летевший из Москвы в Орск, потерпел крушение вскоре после взлёта. В числе жертв оказался выпускник тамбовского лётного училища, командир экипажа Валерий Губанов. У погибшего в Тамбове живет супруга, дочь и двое внуков.

Похоронили лётчика только 18 ноября этого года на Воздвиженском кладбище. Всё это время, как объяснили родственники, длилась ДНК-экспертиза. Жена и дочь тамбовского пилота — Ирина Губанова и Наталия Анохина долгое время отказывались от бесед с прессой. Однако женщины нашли в себе силы вновь вспомнить подробности того рокового дня.

Из военного лётчика — в гражданского

Валерий Губанов родился в 1966 году в селе Рахманино Петровского района Тамбовской области в семье связиста. Закончил школу в Чите и оттуда попал на службу в Афганистан. За проявленное мужество получил медаль «За отвагу». Затем он поступил в Тамбовское высшее военное авиационное училище, которое окончил в 1991 году, после чего уехал вместе с женой и дочкой в Прибалтику.

Губанов прошел Афганистан

Губанов прошел Афганистан

- К тому времени там начался вывод войск, поэтому мы прожили в Прибалтике около полутора лет и переехали в Оренбург, где супруг служил еще 8-9 лет. Потом мы уехали из Оренбурга на родину в Тамбов. Здесь Валерий вышел на пенсию от авиации МВД, - рассказывает Ирина Губанова.

В Тамбове бывший военный летчик устроился в ЖЭК главным инженером. Проработав в этой должности пару лет, он, как говорит его супруга, понял, что занимается не своим делом. Вскоре Валерий Губанов отправился на переподготовку и вернулся за штурвал самолета, но уже в качестве гражданского пилота. Родные рассказывают, что он работал в авиакомпаниях Санкт-Петербурга, Воронежа, а потом устроился в «Саратовские авиалинии»...

«Валеру считала везунчиком»

Новый 2018 год Валерий Губанов встретил дома со своими родными и провел в Тамбове около недели. В пятых числах февраля он вернулся сюда, чтобы сделать документы для медкомиссии, которая состоялась 9 февраля в Волгограде. Лётчик успешно её прошел и сообщил об этом по телефону супруге. Он был в хорошем настроении и Ирина даже не могла себе представить, что скоро в их жизни придёт беда. Она всегда называла супруга «везунчиком» и доверяла ему даже больше, чем самой себе. Именно Валерий, даже будучи за тысячи километров от дома, напоминал супруге о необходимости оплатить вовремя коммунальные счета и прочих неотложных делах.

Незадолго до трагедии Губановы строили планы на предстоящий отпуск. У Валерия он должен был начаться с 18 февраля. Они собирались ехать в Питер и на горнолыжный курорт в Хвалынск под Саратовом. А 23 февраля лётчику исполнилось бы 52 года.

Валерий Губанов

Валерий Губанов

Рейс в бесконечность

О том, что самолёт АН-148 разбился, родные Губанова узнали из СМИ. Дочь Наталия позвонила матери, чтобы узнать, летел ли отец тем экипажем. Женщина заволновалась.

- У нас с мужем было такое правило, что я ему первая не звонила, чтобы его не тревожить, т.к он либо в полете, либо отдыхает. Я набрала номер его друга, он взял трубку, голос у него был, как мне показалось, сонный. Я подумала, ну раз Сережа спит, значит всё хорошо. А когда я поинтересовалась про супруга, он сказал: «Ирин, там скорее всего летел Валера». Но как-то не точно это из его уст прозвучало. Плюс по телевизору ещё не называли имена и фамилии погибших, - откровенничает вдова.

Наталия вспоминает, что после этого они начали обрывать телефоны горячей линии, но дозвониться не смогли. На следующий день мама с дочкой сорвались в Москву. Там их самое страшное опасение подтвердилось — для Валерия Губанова рейс в Орск оказался последним.

«Мой муж был высококлассным лётчиком»

Недавно вдова получила письмо из следственного комитета, где говорилось, что расследование причин трагедии продлено ещё на три месяца. Со слов родственников, комиссия МАК ещё не озвучило официальную версию катастрофы. Губановы написали множество ходатайств, с просьбой назвать окончательную причину крушения самолета, но ответов пока не получили.

По одной из версий, которая муссируется в СМИ, в трагедии виновен сам пилот. Но в это жена и дочь Губанова не верят, как и, по их словам, остальные родственники погибших. Коллеги характеризуют его как высококлассного летчика, имевшего за плечами солидный опыт налётов. Да и в жизни Валерий отличался педантичностью, не только в работе, но в семье.

- Супруг был очень обязательным человеком. Поэтому не может быть такого, чтобы он забыл нажать какую-то кнопку, чего-то не сделал, - уверена Ирина Губанова. - Тем более, раньше он летал на Ан-12, а там вообще никакой электроники не было, все вручную. И у летчика все было отработано до автоматизма. Он очень чувствовал самолет и технику. К тому же, муж обладал хорошей памятью. Вы представляете, он сам, в 45 лет выучил английский язык. В каждой комнате у него лежала стопка карточек — с одной стороны слова было написано по английски, с другой — по русски. И так, переходя из комнаты в комнату он все эти карточки просматривал, то что запоминал, откладывал в одну сторону, а то, что забывал - в другую, чтобы позже еще раз повторить.

В других регионах о родных погибших позаботились

Женщины признаются, что все время с момента трагедии, об их семье распространяется ложная и неточная информация. В первую очередь это касается организации похорон. Сразу после трагедии власти области и города обещали семье всю возможную помощь. Но спустя 9 месяцев, которые прошли с момента авиакатастрофы, по словам женщин, про них просто забыли. Но вместе с информацией о похоронах в новостях сообщалось о том, что расходы на погребение взяли на себя местные власти.

- Мы все сделали и оплатили сами. От администрации только пришла женщина с венком. - возмущается дочь летчика Наталия Анохина. - Насколько мне известно, в Оренбурге и Саратове власть помогла с поминальными залами, автобусами. Тут дело даже не в деньгах, а в том, что в такой ситуации не знаешь куда бежать и в какой орган обратиться. Плюс папе согласно закону при погребении положены почести – экскорт, караул к гробу, военный оркестр, наряд на погребение. В тамбовском военкомате нам объяснили, что есть возможность пригласить на похороны военный оркестр и караул. Мы написали официальное заявление на это. Потом мы съездили в комендатуру, в общем, весь день на всё это убили. На самих похоронах стрелки были, а вот оркестр не пришёл. Спрашивать почему, уже нам было не до этого. И мы может не стали обращаться в СМИ, если бы не узнали бы из новостей, что нам кто-то что-то оплатил.

Кроме того, Валерию Губанову «приписали» несуществующего сына, на самом деле Наталия — его единственная дочь. Почему-то лётчика снабдили хобби, которого у него никогда не было — якобы он коллекционировал книги по гражданской авиации и учился в Балашовском лётном училище. Кстати, обещанный миллион из резервного фонда губернатора Губановым всё-таки выделили. Средства разделили на две части — на жену и отца Валерия, который живет в столице. С транспортировкой тела домой семье летчика финансово помог губернатор Московской области Андрей Воробьев, ещё он оплатил крест и гроб. Также женщины благодарны отцу Виктору Лисюину, отпевавшему лётчика, и представителю одного из тамбовских ресторанов Анне Парамоновой, который согласился провести «неформатное» для заведения мероприятие - поминки и даже сделал семье скидку.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также