2018-06-08T00:01:47+03:00

В Тамбове искусством лечат больные души...

Творчество - это врачевание страданий,- считает профессиональный режиссер и психолог Наталья Наружная. Уже 17 лет она творческий руководитель театра «Мы», актеры которого - сложные пациенты Тамбовской психиатрической клинической больницы
«Новая жизнь и мы» - это не просто один из девизов театра «Мы». Это экзистенциальная проблема, которую проносит через себя каждый его актер.«Новая жизнь и мы» - это не просто один из девизов театра «Мы». Это экзистенциальная проблема, которую проносит через себя каждый его актер.Фото: Андрей ПАНЮШКИН
Изменить размер текста:

Привела судьба…

Наталья НАРУЖНАЯ: «Психиатрия - это определенный закрытый мир»

Наталья НАРУЖНАЯ: «Психиатрия - это определенный закрытый мир»

- Как получилось, что жизнь привела вас из театральной сферы в психиатрию?

- Режиссерско-театральное образование я получала в ТГУ им. Державина под руководством Валентины Сазоновой. После института, когда нужно было уже реализовывать себя в этом творчестве, у меня наступил очень сложный период в жизни: врачи мне сообщили о моем бесплодии. Я испытывала величайшую депрессию, но справиться с ней помог муж, который посоветовал продолжать учебу. Так я поступила в МГПУ, где получила образование психолога.

Решение вернуться в Тамбов после окончания этого ВУЗа не было спонтанным: с этим городом у нас с мужем связаны яркие студенчески переживания. Первое время с трудоустройством я испытывала проблемы, пока однажды мне не сообщили, что известный врач-психотерапевт Тамбовской психиатрической клинической больницы Николай Краснянский набирает специалистов. Фактически, он дал мне путёвку в мир психиатрии.

Влиться в эту сферу сначала было непросто, ведь психиатрия - это определенный закрытый мир. Люди творческие привыкли ярко поведенчески выражать свои эмоции, но здесь все наоборот. Постепенно освоившись, я поняла, что в принципе этот тот же театр - но с другими персонажами. Здесь проблема общая и для театра, и для работы психолога: люди хотят находиться в гармонии, жить в созвучии с самими собой.

- И у вас родилась идея создания театра?

- По счастливой случайности в больнице начался поиск людей с творческими способностями. Так я нашла своего третьего учителя - Марка Бурно - основателя метода терапии творческим самовыражением. Его теория отличается от всех похожих побуждением к творчеству. И терапия самовыражением - не просто побуждение к нему, это - лечение впечатлениями. Его пациенты изучают свой характер - через другие характеры, в сравнении с ними.

К идее попробовать врачевать людей с психиатрическим опытом при помощи театра мы пришли в 2001 г. Огромную помощь в его создании тогда оказал главный врач нашей больницы Андрей Гажа. Благодаря ему театр «Мы» существует и поныне.

Сегодня «Мы» - это уникальное явление. Он представляет собой синтез творческой терапии Марка Бурно, клинической психиатрии и настоящего профессионального театра.

Первая постановка «Остров пополам» была показана в 2001 г. Здесь через игру актеры с психиатрическим опытом выражали отношения к себе, к близким, к обществу, переживали свои социальные роли в нем.

Разобрав отдельные моменты уже после постановки, мы пришли к выводу, что необходимо добавить больше духовно-эмоционального. Уже в следующей постановке «Быть добру - добру быть» мы поднимали вопросы веры, надежды, любви, разочарований, радости.

Люди бояться сумасшествия, смерти. Это вопросы духовные и экзистенцианальные. В нашем авторском театре заполняется эта середина. Лечение происходит за счет комплексного воздействия на пациента, на органы чувств, эмоции.

Спектакль «Сон в Рождественскую ночь» был создан на базе общественной организации «Новые возможности» под председательством Марины Полухиной. Акцент здесь был сделан на главную проблему особенных людей - на борьбу с одиночеством.

На фото: одна из первых постановок театра

На фото: одна из первых постановок театра

Сейчас наша труппа состоит из 30 человек - страдающих шизофренией и другими расстройствами.

Мысль - чувство - поведение

- Получается, без эмоций и духовной составляющей вылечить нельзя?

- Коллеги из Канады предлагали нам методику тренировки социально-бытовых навыков у больных. В него включается социализация и опыт преодоления сложных ситуаций: как контролировать себя, когда обругали в автобусе, наступили на ногу и т. п. Но, поработав с этим, мы пришли к выводу, что пациентам методика не помогает, потому что здесь нет эмоционально-духовной составляющей.

А вот через эмоциональное переживание ситуации человек меняется. Он лучше воспринимает действие, кода оно эмоционально окрашено. Ведь как устроена деятельность? Это цепочка: мысль - чувство - поведение. При том все, что с нами происходило в жизни, откладывается в нашей «оперативной памяти». Когда с человеком что-то происходит, мозг достает определенный шаблон психологического поведения из своей базы. А если нет этого опыта, что достать? Если же этот опыт есть, но он причиняет страдания, что делать? Нужно - дать рецепт.

Сценарии для постановок пишут сами актеры - каждый предлагает свой. Моя задача все их идеи скомпоновать и создать постановку. Мы вместе изучаем характерологию образа, пишем его внутренние монологи. Это может быть камень, бревно, животное, человек, небо - что угодно. Мы пишем постановочный план: исходное событие, второй план, разбираем, кто и чем занимается, о чем думает в определенный момент, к чему приведут мысли и поступки. Важно, чтобы люди поняли, что каждая мысли проводит к чувству, а чувство - к действию. Действуя - люди с психологическим опытом изменяют себя.

«Нет здоровых, есть - недообследованные»

- Вы называете пациентов и актеров театра людьми с психологическим опытом. Вы не согласны с тем, что в мире за пределами психбольницы их называют больными? Получается, здоровым стоит пересмотреть свое отношение к ним?

- Одна из главных задач нашего театра: показать обществу, что люди с психиатрическим опытом не монстры, не маргиналы, не изгои. Они хотят быть интересными, услышанными.

По поводу людей по ту сторону больницы: здоровых нет, есть - недообследованные. Грань между психическим отклонением и относительным здоровьем очень размыта. Поэтому я считаю, что общество слишком настороженно и предвзято относится к пациентам психбольницы, да и вообще к визитам в психбольницу.

Формула счастья очень проста: это притязания деленые на возможности. А сейчас у многих разве есть возможности? Притязаний то много, но избавляться от них люди не собираются, поэтому им приходится страдать. Мы живем в очень агрессивной по отношению к психике среде сегодня. Нервные срывы, фобии, депрессии и т. д. аккумулируются стремительно. К этим и другим проблемам прибавляется вредное для здоровья информационное поле: человек приходит с работы, включает телевизор или заходит в интернет - а там насилие, агрессия, разврат. И мозг все время насторожен, он не расслабляется. В школе на уроках ОБЖ детей учат, как быть, если они ранят палец, например, а что делать при ранении души - они не знают, потому что их никто этому не учил.

В итоге, весь негатив, накапливаясь внутри, просит своего вымещения, что в последствие и становится причиной ненормальных поведенческих проявлений. И обращаться за помощью к психологу - «боже упаси, меня посчитают ненормальным». Так безответственно относятся к своему психическому здоровью в России.

У людей с психиатрическим опытом есть иммунитет к тем или иным ситуациям, навыки преодоления своих страданий. Поэтому они нужны обществу больше, чем общество им. Такие люди нужны обществу ещё и потому, что нередко из них получаются выдающиеся художники, актеры, писатели. Их видение пространства и предметов острее или вообще иное. Взять картины Винсента Ван-Гога, некоторых постмодернистов, произведения Стивена Кинга и лауреата Нобелевской премии по литературе Мориса Метерлинка. Их душевные страдания нашли свое выражение в творчестве.

Так красоту видит больной шизофренией актер театра - автор картины

Так красоту видит больной шизофренией актер театра - автор картины

Картины пишут и наши актеры, хотя они не профессиональные художники. Мы принимаем участие в выставках, некоторые работы покупают коллекционеры.

На фото: картина «На море», написанная больным шизофренией актером театра - участником всероссийских выставок. Парусник создан из разбитых елочных игрушек Фото: Андрей ПАНЮШКИН

На фото: картина «На море», написанная больным шизофренией актером театра - участником всероссийских выставок. Парусник создан из разбитых елочных игрушекФото: Андрей ПАНЮШКИН

- А можно лечить искусством тех, кто по ту сторону больницы?

- Мы можем показать этим людям рецепт счастья. Идея создания театра для них у нас есть давно, но пока мы не знаем, как организовать это действо. За помощью к нам обращаются немало образованных, очень богатых и успешных в своих сферах людей. Многие из них страдают от одного: от душевной пустоты, невозможности пресыщения. Участие в постановках хорошо пошло бы и невротикам, людям, которые попали в сложные жизненные ситуации.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также