2017-03-30T14:24:27+03:00

Тамбовчане увидят фильм о репрессированных земляках

Бесплатный показ состоится в следующую пятницу, 7 апреля
Во время первого показа в зале царила мертвая тишинаВо время первого показа в зале царила мертвая тишинаФото: Юлия КУЧИНИНА
Изменить размер текста:

«Без права переписки» — так называется документальный фильм тамбовского журналиста Александра Смолеева. Впервые его показали прессе 22 марта, а 7 апреля в 18.00 любой желающий сможет увидеть его в кинозале областной библиотеки имени А.С. Пушкина.

На протяжении 57 минут фильма на экране сменяют друг друга кадры советских кинохроник, фотографии архивных документов и людей, пропавших в годы «Большого террора». Но самое главное в этом коротком фильме, делающее его таким пронзительным — интервью с живыми людьми, так или иначе ставшими невольными свидетелями происходившего в 30-е годы прошлого столетия.

Василий Пряхин всегда будет помнить годы репрессий Фото: Юлия КУЧИНИНА

Василий Пряхин всегда будет помнить годы репрессийФото: Юлия КУЧИНИНАtrue_kpru

— «Без права переписки», а точнее «десять лет без права переписки» — так звучала формулировка приговора, которую сообщали родственникам арестованных, — рассказывает о происхождении названия фильма Александр Смолеев. — На самом же деле человека расстреливали в течение двух-трёх недель после задержания. А после этого родные осужденных еще долгие годы не переставали верить, надеяться и ждать их возвращения.

А вот и родные осужденных появляются на экране с горящими свечами в руках. Они зачитывают имена и даты, а в конце приговор: «Расстрелян!» Это кадры с акции «Возвращение имен», которая прошла в октябре прошлого года в день памяти жертв политических репрессий. И тут же кадры совсем другого рода: ликующие коммунисты под красными знаменами признаются в любви к Сталину. Закадрового текста нет — Александр Смолеев дает возможность зрителям делать выводы самостоятельно.

Александр Смолеев работал над фильмом вместе с Дианой Рудаковой и Сергеем Степановым Фото: Юлия КУЧИНИНА

Александр Смолеев работал над фильмом вместе с Дианой Рудаковой и Сергеем СтепановымФото: Юлия КУЧИНИНАtrue_kpru

Именно с акции «Возвращение имен» началась полугодовая работа над фильмом. Журналисты Александр Смолеев и Сергей Степанов совместно с активистом Дианой Рудаковой сначала просто записывали небольшие видеоролики, в которых дети «Врагов народа» рассказывали о пережитом. Постепенно проект «Возвращая имена» перерос в полноценный документальный фильм. Сделав ставку на контраст в его начале, авторы не прогадали — картина сразу приковывает к себе внимание. Затем ужас нарастает, а первое впечатление лишь усиливается.

— Забрать могли за что угодно, — рассказывает старший научный сотрудник государственного архива Тамбовской области Татьяна Кротова. — Вот, например, живет себе в деревне человек, у него большая семья, 10 детей, а крыша крыта не соломой, а железом. Значит все, он кулак. И несмотря на то, что по инструкции предполагалось раскулачивание 4% населения, все старались выслужиться — возьмут и треть села припишут.

На экране сменяют друг друга страшные кадры Фото: Юлия КУЧИНИНА

На экране сменяют друг друга страшные кадрыФото: Юлия КУЧИНИНАtrue_kpru

Озвучиваются в фильме и другие страшные цифры. Начиная с 1928 года и заканчивая 40-ми годами прошлого столетия, 200 тысяч тамбовчан стали жертвами политических репрессий. В эту цифру входят все те, кто был расстрелян, осужден, выслан, раскулачен, лишён имущества, избирательных прав, обложен твёрдым заданием. Входят в нее и члены семей «врагов народа», которых мы также видим на экране.

— Ранним утром пришли три человека, предъявили отцу бумажку, отец молча стал собираться, мама помогала ему, а я лежал на кровати и ревел, — вспоминает сын «врага народа» Михаил Денисов. — На всю жизнь мне запомнились его последние слова. Уходя, он сказал маме: «Шура, учи Мишу, из него толк выйдет».

Михаил Денисов запомнил последние слова отца на всю жизнь Фото: Юлия КУЧИНИНА

Михаил Денисов запомнил последние слова отца на всю жизньФото: Юлия КУЧИНИНАtrue_kpru

Появляются в фильме и другие дети репрессированных, жители города Тамбова: Василий Пряхин, Нина Шальнева, Татьяна Колодина, Надежда Котлярова. Они одни из последних свидетелей и жертв коллективизации и «Большого террора». По абсурдным обвинениям во враждебности, вредительстве, терроризме и шпионаже пострадали и их родители, и десятки тысяч других наших земляков. При этом, для миллионов наших сограждан он продолжает оставаться кумиром и эффективным менеджером. Причем, по данным социологических исследований, уже более половины россиян считают, что он сыграл положительную роль в истории страны. Изменилось отношение респондентов и к репрессиям. Сейчас 26% жителей России называет их политической необходимостью. В 2007 году их было 9%. Как ни парадоксально, но даже сами пострадавшие в годы террора делают неожиданные выводы.

— Виноваты были мы сами, — говорит член семьи раскулаченных Надежда Котлярова. — Друг на друга доносили, ели поедом! Но если бы сейчас был жив Сталин, может быть и лучше было бы. Все разворовали, ничего не осталось.

Весь отснятый журналистами материал в фильм, конечно, не вошел — не позволил хронометраж. В кинозале сидит Вера Васильевна Андросова, еще одна дочь «врага народа». Ее отец, Василий Терентьевич Жужлов, успел принять участие в съемках, но до премьеры не дожил. Последнего тамбовчанина, пережившего на себе ужасы ГУЛАГа, не стало 9 апреля прошлого года в возрасте 98 лет. Девять лет в 30-е годы он провел в лагере в Архангельской области. За что его забрали НКВДшники — так никогда и не узнал. Был ли это донос или просто попал под лимиты — в то время стать жертвой репрессий мог каждый.

Отец Веры Андросовой Василий Жужлов провел в лагерях девять лет Фото: Юлия КУЧИНИНА

Отец Веры Андросовой Василий Жужлов провел в лагерях девять летФото: Юлия КУЧИНИНАtrue_kpru

— Как рассказывал сам папа, в лагере он избежал смерти трижды, — рассказывает Вера Андросова. — Один раз чуть не придавило деревом. Второй раз сплавляли лес, а он оказался на дереве и его понесло по течению. Это увидел часовой и побежал к нему с криками «Стрелять буду». И отец кое-как ухватился за ветку, которая клонилась к воде и спасся. А в третий раз он сильно заболел цингой. Где-то слышал, что надо пить от нее хвойный настой и стал пить талую воду, которую находил между корнями елок. Так и вылечился.

Десятилетний срок Василию Терентьевичу скостили за ударный труд и победу в соцсоревновании стахановцев. 2 ноября 1946 года он вышел на свободу и вернулся домой. А в 1972 году решением Президиума Саратовского областного суда приговор в отношении Василия Терентьевича Жужлова был отменён, дело прекратили за отсутствием состава преступления, и его реабилитировали.

Во время работы над фильмом Александр не раз сталкивался с препятствиями. Ему не разрешили снимать на территории СИЗО, мотивируя это сверхсекретностью объекта, на территории железнодорожного вокзала. А в архиве ФСБ, где он запросил дело одного из своих героев, затянули с ответом и так ничего и не предоставили. Помимо того, что тема сама по себе неоднозначна, многие данные по ней и сейчас, через 80 лет, до сих пор засекречены. Но авторы фильма провели большую работу и сделали выводы на основе свидетельств очевидцев и других, неофициальных источников.

Снять фильм на тему репрессий оказалось не так-то просто Фото: Юлия КУЧИНИНА

Снять фильм на тему репрессий оказалось не так-то простоФото: Юлия КУЧИНИНАtrue_kpru

— Съёмки фильма проходили в Тамбове, в местах, где в первые десятилетия советской власти находились концлагеря, репрессивные органы, где допрашивали и казнили тамбовчан, проводились массовые расстрелы и захоронения, — говорит Александр Смолеев. — Это и Петропавловское кладбище, и сквер Сочи, и Казанский мужской монастырь, и здание следственного изолятора, и Дворец бракосочетания на Интернациональной улице. Также мы уделили внимание религиозным гонениям православных, католиков, протестантов и иудеев, коснулись темы антоновщины. Наша цель сейчас — донести эту информацию до наших земляков, тамбовчан, поэтому в следующую пятницу мы покажем фильм в библиотеке, а потом еще раз в Краеведческом музее, сейчас выбираем дату. После этого «Без права переписки» будет выложен в сеть на всеобщее обозрение.

Трейлер документального фильма Без права переписки . В канун столетия революции и 80-летия начала Большого террора этот фильм посвящён тем событиям, которые остались за кадром официальных кинохроник 1920-1950-х годов. На них жизнь становилась лучше, становилась веселей. Но не для тех тамбовчан, которых государство принесло в жертву этой показной иллюзии. В это время по абсурдным обвинениям во враждебности, вредительстве, терроризме и шпионаже были репрессированы десятки тысяч наших земляков. Как работники тамбовского Ревтруда могли оказаться агентами японской разведки и какая участь их ожидала? Через что прошли их жёны и дети? О подобных мнимых преступлениях и реальных зверских наказаниях поведали герои нашего фильма. Эти дети террора уж точно не скажут, сами знаете кому, спасибо за своё счастливое детство.