2018-02-21T14:40:31+03:00

Татьяну Догилеву заперли на заводе

Брюзга недели
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Недавно в программе «Пусть говорят» появилась женщина, в состоянии аффекта убившая человека. Она уже отбыла свое наказание, закон к ней более претензий не имеет, но ей самой до сих пор сложно себя простить и понять. И вот сидит она, как-то по-деревенски просто и естественно сложив руки, в глазах - нешуточная боль, а тут Андрей Малахов начинает сюжет отрабатывать. И вроде все как всегда, как со всеми, и профессиональное внимание в глазах ведущего включено на полную катушку, но возникает ощущение дичайшей фальши. Как-то чувствуешь, что точно таким же тоном спросит Малахов, допустим, у обжоры: «А это правда, что вы съедаете сто бутербродов в день? - а затем попросит зал обсудить, стоит ли так набивать желудок.

Примерно такое же ощущение несоответствия возникает, когда видишь Татьяну Догилеву в новом сериале СТС «Люба, дети и завод». Сериал этот - ситком, то бишь комедия положений, прерываемая веселым закадровым смехом. Догилева играет разведенную мать троих детей, работающую на каком-то химическом предприятии. Разумеется, и завод в кадре вполне опереточный, и домик у матери-одиночки такой, что хоть завтра Путина в гости приглашай. Свободного времени же у брошенной женщины вполне хватает на долгие посиделки на террасе, флирт или игру в бильярд. И все вроде нормально, и все вроде весело, но стоит заглянуть Догилевой в глаза - и швах. Слишком уж они настоящие, слишком живые. Поневоле как-то начинаешь не хихикать, а сочувствовать.

Это Прекрасная Няня Заворотнюк может встать лицом к камере и декламировать шутки, как стихи на елке, до победы над серьезностью зрителей. Сопереживать этой даме в ее погоне за сердцем продюсера Шаталина - все равно что переживать за судьбу ударенного резиновой дубинкой клоуна Бима. С Догилевой сложнее - она играть умеет. Она с русской традицией смеха сквозь слезы слишком дружит и посему в картонных декорациях ситкома кажется чересчур объемной, как человек среди манекенов. И зреет сильнейшее желание не ржать над шутками, а спасти Догилеву из этой странной коробочки, построенной продюсерами ради извлечения из публики механического хохота.

Боюсь только, что подобные пестро раскрашенные коробочки сооружаются надолго. Двери в них не открываются. Пройдет еще немного времени, и при упоминании великой актрисы (я не шучу, действительно великой, способной переиграть любую «оскароносицу» типа Сьюзан Сарандон) зритель будет четко вспоминать только Любу с детьми и ее заводом. И не дай Бог, если эта фабрика смеха заставит уйти настоящесть из догилевских глаз.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также