Общество

«Денег должен брат, а отвечать опять нам?» На многодетную семью из Самарской области снова повесили чужой долг

«Комсомолка» продолжает разбираться в сложной ситуации Елены и Александра, которые удочерили двух девочек и оказались в крупных долгах до 2 млн рублей
Год назад девочки обрели новую семью

Год назад девочки обрели новую семью

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Семье Елены и Александра из Самарской области последние 9 месяцев нет покоя: год назад они удочерили двух девочек, а потом выяснилось, что за их биологической мамой числится долгов почти на 2 млн рублей. С декабря 2019 года вместо того, чтобы посвятить все свое время сыну и двум дочкам, они встречаются с чиновниками, пишут жалобы, ходят в суды. А недавно Александр не смог продать машину: приставы наложили на нее так называемый запрет регистрационных действий за долг по кредиту. Вот только в этом банке Александр никаких кредитов не брал. Банковские счета его супруги Елены тоже арестованы: за долг по коммуналке от 2016 года за квартиру, в которой жила биологическая мама удочеренных ею девочек. Абсурдно, но факт.

Удочерили раньше, чем узнали об ипотеке?

Как так получилось, что семейная пара забрала двух девочек из детдома, то есть сделала доброе дело, а в итоге оказалась в гуще судебных разборок с банками и судебными приставами? Давайте восстановим хронологию событий.

Ранее Елена Б. рассказывала корреспондентам «КП-Самара»: перед тем, как запустить процесс удочерения, органы опеки сообщили ей и ее мужу о том, что девочки были прописаны в однокомнатной квартире, за которую их биологическая мама платила не слишком регулярно.

Теперь у девочек есть мама, папа и старший брат

Теперь у девочек есть мама, папа и старший брат

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

- Нам говорили, что речь идет о долге примерно в 50 тысяч рублей, - вспоминает Елена Б. – Мы посоветовались с мужем и решили: такую сумму мы в силах погасить, зато у девочек будет своя квартира.

Но все пошло не по плану. Органы опеки открыли наследственное дело, когда девочки только попали в детдом. Потом их удочерили Елена и Александр. А позже, когда наследственное дело уже было открыто, выяснилось: есть еще одна квартира, взятая в ипотеку, которая так и не была выплачена, за что банк начислил должнице несколько сотен тысяч рублей штрафов и пени. Итого сумма долгов плавно приблизилась к 2 млн рублей.

- Это действительно так: у органов опеки нет полномочий по розыску имущества умершего человека. А у нотариуса есть, вот он и разыскал эту вторую квартиру, - подтвердила корреспонденту «КП-Самара» руководитель Управления опеки и попечительства минсоцдема Самарской области Людмила Дроздова. – Нотариус ознакомил семью с правами и обязанностями законных представителей и пояснил, что если они принимают все наследство, в том числе ипотечную квартиру, то все долги, которые впоследствии будут возникать, они также примут на себя. Семья приняла на себя эту ответственность и решила, что они берут это имущество вместе с имеющимися долгами.

Елена уверяет, что дело было совсем не так, и им никто не сказал, что от проблемного наследства можно отказаться:

- Послушайте, ну кто в здравом уме согласится связываться с чужой ипотекой, тем более, если по ней уже просрочки платежей есть? - говорит Елена Б. - Если бы нам сказали, что можно отказаться, конечно, мы бы это сделали - не нужны нам эти квартиры! А что подписали что-то - так там кипа документов была, сейчас уже и не вспомнить, что именно мы подписали.

Младшая из девочек еще в детском саду, старшая в этом году идет в 4 класс

Младшая из девочек еще в детском саду, старшая в этом году идет в 4 класс

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Проблемы решали поэтапно

Семья начала искать помощи и поддержки, обратилась к директору Общественной организации «Домик детства» Антону Рубину, потом к журналистам «КП-Самара». После нашей публикации на проблему обратил внимание депутат Госдумы Александр Хинштейн: он сумел подключить дирекцию банка, выдавшего в свое время ипотеку, и органы опеки Самарской области к решению проблем Елены и Александра, которые после удочерения девочек стали многодетной семьей.

Банк согласился забрать ипотечную «двушку» в счет погашения долгов и в 2020 году сообщил об отказе от каких-либо претензий к Елене, Александру и их детям. Оставались долги по коммуналке.

- Администрация Чапаевска помогла погасить долги за коммуналку и содержание общего имущества, включая январь 2020 года, как за ипотечную «двушку», так и за «однушку», которая теперь официально принадлежит двум девочкам в равных долях, - рассказала Людмила Дроздова. – Мы предлагали семье бесплатную юридическую помощь, но на тот момент у них уже был свой адвокат, и они отказались. Также мы выплатили им материальную помощь в размере 100 тысяч рублей в качестве возмещения расходов на нотариуса, адвокатов и транспортных расходов.

Девочки, наконец, почувствовали, что кому-то нужны

Девочки, наконец, почувствовали, что кому-то нужны

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

25 августа специалисты органов опеки проводили контрольное обследование условий проживания детей в семье усыновителей. Выяснилось, что дети счастливы, у них есть все необходимое. А вот Елена из-за пандемии осталась без работы.

- Мы предложили ей: если настолько все плохо и сложно, то детей можно на время поместить в наше учреждение, - говорит Людмила Дроздова. - Елена отказалась и написала в своем заявлении, что они ни в чем не нуждаются и девочки обеспечены всем необходимым.

Что еще хотят от этой семьи?

Казалось бы, все хорошо: Елена своим заявлением это подтвердила. Кто осудит мать, которая за год прикипела душой к двум девчонкам, за то, что не захотела возвращать их в детдом, пусть и на время?

Между тем проблемы семьи до конца так и не решены. Начнем с того, что они на несколько месяцев увязли в судебном процессе, который начали еще до того, как банк объявил об отказе от денежных претензий по ипотечной «двушке» к Елене и Александру. Они просили суд признать незаконным бездействие судебных приставов, которые с 2017 года не могли продать злополучную «двушку», и обязать службу исполнить свой долг. В августе Самарский областной суд решил, что подобное промедление сроком в 3 года объяснимо, нормально и законно.

Поначалу было нелегко, но теперь все члены семьи привыкли друг к другу

Поначалу было нелегко, но теперь все члены семьи привыкли друг к другу

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

В августе же у Елены с банковской карты без всякого предупреждения судебные приставы списали около 3000 рублей. Стали разбираться – выяснилось, что служба пытается взыскать с нее деньги за коммуналку по долгам покойной матери удочеренных девочек. Откуда взялся долг, датируемый 2016 годом, если администрация Чапаевска уже заплатила по всем счетам? Это и пытаются сейчас выяснить Елена, Александр и их адвокат Нина Иванова. По предварительным данным, речь идет о долге в размере 10,6 тысяч рублей перед «Самараэнерго», из которых Елене «предъявили» почему-то лишь 8 с небольшим тысяч рублей. На момент публикации статьи, согласно Банку данных исполнительных производств, приставы собираются взыскать с нее еще 5,9 тысяч рублей. Банковские счета «должницы» при этом арестованы.

- В августе, когда я готовилась к очередному интервью и разбирала документы, принадлежавшие Светлане - покойной матери девочек, я наткнулась на постановление судебного пристава от 2017 года об аресте этих 10,6 тысяч рублей на расчетном счете Светланы - биологической матери девочек. Но если эти деньги с нее уже списали, то почему сейчас их взыскивают с меня снова? – недоумевает Елена.

Долги по-прежнему в системе "висят" на Елене и Александре. Фото: Банк данных исполнительных производств

Долги по-прежнему в системе "висят" на Елене и Александре. Фото: Банк данных исполнительных производств

Но и это еще не все. В августе Александр хотел продать машину. Из-за пандемии Елена осталась без работы, а семье нужно выплачивать ипотеку за «трешку», которую она купила вскоре после того, как в доме, кроме сына Саши, появились еще две дочки.

Однако сделка застопорилась, потому что приставы наложили на машину запрет регистрационных действий по долгу за кредит, оформленный на Александра.

- Но мой муж никаких кредитов в «Банке Хоум Кредит» не брал! – схватилась за голову Елена. - Вместе мы поехали в банк, где нам выдали документы, подтверждающие, что к нам у этого банка никаких претензий нет. Мы выяснили, что это брат Саши кредит брал. У них практически идентичные ФИО, только мой муж – Александр, а его брат – Андрей. Но, видимо, приставы перепутали...

Вопросов к приставам больше, чем ответов

25 августа журналисты «КП-Самара» направили судебным приставам официальный запрос, в котором попросили прокомментировать: действительно ли они наложили арест на банковские счета и машину Александра и Елены? О какой сумме долга идет речь? Нормальная ли это практика из-за небольших догов арестовывать дорогостоящее имущество? Как можно снять арест? Собирается ли служба судебных приставов пойти навстречу должникам, которые фактически оказались заложниками ситуации?

Елена очень любит девочек, они уже стали ей родными дочками

Елена очень любит девочек, они уже стали ей родными дочками

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

27 августа мы получили ответ, в котором представители ведомства сослались на законы о защите персональных данных и отказались предоставлять нам информацию по исполнительному производству, посоветовав также воспользоваться теми данными, которые находятся в открытом доступе, – в Банк данных исполнительных производств.

Мы последовали совету. На момент публикации на Александре по-прежнему «висит» долг за чужой кредит: это 8,6 тысяч рублей собственно долга, плюс 1000 рублей исполнительского сбора. На его супруге Елене – долг в размере 5,9 тысяч рублей по исполнительному производству, которое датируется ноябрем 2016 года.

Мы отправили еще череду запросов в службу судебных приставов Самарской области с просьбой прокомментировать ситуацию: действительно ли на Александре (а не на его брате) и на Елене «висят» эти долги? Может, вы перепроверите? Почему семью не уведомили об аресте имущества? Как могла произойти ошибка, кто за нее ответит и что теперь делать Елене и Александру?

Надеемся, что на эти вопросы ведомство пришлет более развернутый ответ.

«Комсомольская правда» просит считать эту статью официальным обращением к властям, правоохранительным и надзорным органам. Копии обращения редакция направила депутату Госдумы Александру Хинштейну. Мы просим содействия семье в решении возникших проблем, просим объяснить общественности механизм работы службы судебных приставов и придать публичной огласке разбирательство относительно правомерности их действий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Пара удочерила двух девочек и унаследовала кредиты их горе-матери на 2 миллиона рублей

Родители не собираются отказываться от девочек, но не понимают, почему приставы не взыскивали долги с еще живой женщины и куда делось страхование жизни (подробности)

Ипотеку закроют, коммуналку пересчитают: в Самаре помогут приемной семье, унаследовавшей 2 миллиона долгов

Банк пошел на мировую с родителями двух малышек, мама которых оставила им в наследство долги, а власти обещали разобраться с недоплатой по коммуналке (подробности)

Банк не будет взыскивать деньги с семьи, удочерившей детей с долгами их матери по ипотеке

Кредитное учреждение высказало свою официальную позицию (подробности)

Ваши дети - ваши проблемы? В Самаре суд не помог семье, удочерившей детей с долгами их матери по ипотеке

После того, как семейная пара взяла из детдома двух девочек, выяснилось, что теперь они должны погасить долги их бывшей матери - около 2 млн рублей (подробности)

В Самарской области из-за чужого долга у семьи арестовали все имущество

Долги за коммуналку принадлежат умершей женщине, чьих детей забрала к себе пара (подробности)